Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Ожерелье нежности

Они нанизаны как бусы, на прозрачную нить моей памяти. И порой, в часы глубокой, занебесные меланхолии, я перебираю их белыми тонкими пальцами, любуясь и тихо улыбаясь. Мои милые, мои нежные разноцветные бусины. Каждая такая красивая, такая прекрасная и непохожа не все другие. Мои руки касаются поверхности прошлого.

Время безжалостно стирает все грани, размывает оттенки, превращая жизнь в бесформенную и бесцветную, покрытую туманом даль. Можно запомнить имена, фамилии, даты. Но даже лицо постепенно теряют былую четкость.

И только иногда, очень-очень редко, пролетит мимо желтый осенний лист, или зазвучит вдали давно забытая мелодия, и вдруг сердце пронзает стрелой, и все в памяти становится небывало ярким и живым. Как взрыв. Я по-настоящему вспоминаю, как это было. Это тонкое, искреннее чувство. Чувство. Лишь короткое мгновение.

Живя день за днем, я не помню слез, обид, горя. Не помню темных, очень темных и очень страшных ночей. Не помню блестящего лезвия в руке и шума льющейся воды в ванной. Я не помню, что это было. Только умиления, покой и ... благодарность.

***

Бусина первая и самая больная - красная. Он был безумно красивый, по-дьявольски, зверски. Вполне окутанный тайной, и сакральной мистической величием. Черные глаза, черные как смоль волосы. Он был первым, кто безжалостно разбил мое сердце в осколки, которые другие только доламувалы и добивали ногами. Я любила его истерически и невыносимо. Сама любовь эта была порождением темных, немыслимых сил. Он был ко мне равнодушен. Холодный, как скала, безразлична к отчаянной морской волны. Я помню, как он водил меня темными мокрыми от дождя улицам, в самые грязные, таемнозаховани места. У него был прекрасный голос - мягкий, как бархат, малинового цвета. Я могу поклясться, что у него был малиновый голос. Он мог быть, как нежный, так и бесконечно жесток, но мне не досталось ни того, ни другого, и я наслаждалась самим пребыванием в его тени. Он был слишком силен, поэтому должен был стать или большим, или ничтожным. Но уже тогда я видела, что большим быть он не хотел. Я сомневаюсь, что он теперь жив.

***

Смешная детская пошлость, такая чистая и ранимая. Лето. Смех. Узкие тропинки парков. Легкий вкус светлого пива. Порванные джинсы. Разноцветные змейки браслетов на запястьях. Мамина помада. Заношені футболки. Это было просто, а главное, по-настоящему весело. Он был рядом и воспринимался мной не как человек, а только как часть этих милых, забавных веселья. Он говорил, что любил меня, но в действительности никогда не умел, и не смог научиться любить. Все время он попадал из одной крайности в другую, бросался в разные стороны, каждый раз уверяя, что это - единственно правильный путь. И рвал на себе рубаху, потепоцелуя. Он все время молчал и только глаза, огромные и голубые, как небо, мечтательно смотрели вдаль. Он был чист, как ребенок, но и по-детски капризный, неуверенный и даже глупый, в своем милом невежестве. Я испытывала к нему теплое материнское чувство, и лелеяла. Он меня не бросил, а просто тихо ушел, отчаянно глядя в небо.

***

Следующая бусина - желтая. Маленькое сумасшедшее зверя с ирокезом. Глазки, как две искры, вечно горят лукавым огнем. Мы целыми днями бегали с ним по городу, делали всякое невозможно безумие, крушили все на своем пути. Разбивали витрины, пугали прохожих и страстно целовались в троллейбусах. Иногда мы с этим чертенок воровали в магазинах булочки. В основном питались тем, что найдем, а курили кем брошены на остановках окурки. С ним не было ничего невозможного и можно было все. Два безудержных монстрика, мы были похожи на детей, которых родители оставили одних дома. Они нашли спички и сожгли весь дом.

***

Он был намного старше меня. Безусловно, умнее и опытнее. Я бесконечно уважала его и любила искренне, преданно, как отца. Мне нравилось, что он называл меня ребенком и поцеловал в лоб. Мы сидели рядом, и в то время как я расчесывала длинные пшеничная волос, разговаривали о вечности, вселенная и смысле жизни. Он знал намного больше, чем я, и тогда, когда мне исполнилось 300 лет, ему было уже 3 миллиона. Он говорил о жизни так, будто уже умер. То, чем пылал мой разум, вечно тянуло меня вперед, в бой, на поиски приключений и новых эмоций, когда было и в нем. Но оно уже догорел, и осталась только зола. Когда я узнавала что-то новое, то приходила и вдохновенно рассказывала. Но каждый раз оказывалось, что все это ему известно давно. Я злилась, он отвечал ироническим спокойствием. Порой отпускал меня погулять и получить новых ощущений. Потом я возвращалась, как верная дочь.

***

Высокий, стройный, как тополь. Интеллигентные жесты, уверенная походка, правильные красивые черты лица. В нем чувствовались отголоски голубой крови. Гламурный аристократизм, смешанный с изысканностью уличного бомонда. Мы ходили в театры, в музеи, на концерты. Часами обсуждали книги и статьи, спорили о различные философские течения, идеологические направления в политике и искусстве. Иногда доходило даже до драки, когда наши мнения не совпадали. Нам было безумно интересно вместе. Часто мы брали бутылку вина, шли в лес, и пели песни под гитару. Во мне он, как настоящий художник, видел красивый образ, и я была этим воодушевленная. Мы оба слишком личности, и в какой момент поняли, что стоит остаться только друзьями. В противном случае мы бы друг друга возненавидели.

Их было еще много, и по многим из них я рыдала по ночам, в истерике кусая подушку, страдала неделями и ходила, как тень, повсюду в толпе ища их лица. Каждый из них оставил неизгладимый след в моей жизни, даже если этого не понимаю ни я, ни они. Каждый сделал мне ценный подарок. И ни я не потеряла. Все они со мной. Навсегда. Нанизанные бусы на нитку моей памяти.

Иногда я случайно встречаю кого-то из них на улице. И часто мы проходим мимо друг друга, даже не здороваясь. Зачем? Герои сказки остаются очаровательными и прекрасными только в сказке. За ее пределами превращаются в ... бусины.

неделями и ходила, как тень, повсюду в толпе ища их лица. Каждый из них оставил неизгладимый след в моей жизни, даже если этого не понимаю ни я, ни они. Каждый сделал мне ценный подарок. И ни я не потеряла. Все они со мной. Навсегда. Нанизанные бусы на нитку моей памяти.

Иногда я случайно встречаю кого-то из них на улице. И часто мы проходим мимо друг друга, даже не здороваясь. Зачем? Герои сказки остаются очаровательными и прекрасными только в сказке. За ее пределами превращаются в ... бусины.

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»