Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Настойчиво учиться у татар

На днях мне довелось общаться с нашими братьями крымскими татарами, членами Меджлиса. При включенных телекамер. Я спросил прямо: ребята, если правительство вынесет решение, а Меджлис вынесет противоположное, - чье решение вы будете выполнять? - Конечно, Меджлиса, - сказали крымские татары. Они не постеснялись признать это в эфире.

Меджлис крымско-татарского народа - легализованы, незарегистрированная, никем не признанная организация. Кажется, даже и не делал попыток каким-то образом зарегистрироваться. Это не только не орган власти, это даже не общественная организация в юридическом смысле. Но для них, для этих двухсот тысяч человек, бесспорным является то, что Меджлис - высшая инстанция по всем вопросам. Выше, чем украинские органы власти в Крыму, выше, чем украинские органы власти в Киеве и выше, чем ООН, ОБСЕ и НАТО. Есть Меджлис, а все остальное - оккупационные органы власти, с которыми так или иначе приходится считаться, но о том, слушал их, - не может быть и речи.
Так ставят вопрос крымские татары. Что они имеют в результате? Украинские органы власти в Крыму и украинские органы власти в Киеве, начиная от Президента и заканчивая головой какой-то там Ялтинской администрации, вынуждены считаться с их Меджлисом. Вести с ним переговоры, что он юридически существует. Идти на уступки этом Меджлиса. Сегодня в Украине они имеют исключительное положение, значительно выгоднее, чем любая другая этническая или религиозная группа в Украине. Хотя крымские татары - меньшинство даже в Крыму. Их пример доказывает, что это эффективный способ поведения.
Мы с вами доверяем местным органам власти? Думаю, нет. Мы верим, что в ближайшие десять лет власть в районе, городе, области, в государстве станет приемлемой? Думаю, нет. Во всяком случае, я ожидаю улучшения власти с 1986 года. Вот началась перестройка, и нам говорили, что теперь все будет по-новому. Выборы в Верховную Раду Советского Союза. Мы ждем. А власть не становится лучше. Потом 1991 год, ГКЧП. Но и ГКЧП все еще не наша власть. Затем рушится Советский Союз и избирается Верховная Рада Украины. Но и это еще не наша власть! Затем одни выборы - это не наша власть, вторые выборы - не наша власть, третьи выборы - опять не наша власть. В отличие от молодежи, я слышу разговоры о том, что следующая власть будет лучше, чем предыдущая, уже восемнадцать лет. И я подозреваю, что следующие восемнадцать мне будут рассказывать то же. Это индукция. Если восемнадцать лет я сижу у окна, и вижу, что прошел один негр, прошел второй негр, третий и четвертый, и все годы проходят одни негры, то скорее всего, я в Африке. Если я восемнадцать лет вижу, что власти не становится лучше, то скорее всего, я в Украине триста лет. Власть меняется, но не меняется ее отношение к нам.
Поэтому крымские татары, побывав в Украине, в отличие от нас не всю жизнь, а десять лет (возвращаться сюда они начали нашу, и вы должны понять: нам здесь вполне достаточно для того, чтобы вы, начальники, должны были бы относиться к нам по крайней мере, как к равным. Придет время, и я уверен, что нами будут поставлены и более острые вопросы. Но сегодня я все еще ловлю себя на мысли, что я, как и все, и имею такое же бесправие, как и все. Но у меня есть братья, у меня есть товарищи, и эти люди уже доказали свою смелость. Они доказали, что могут вести себя не так. Мы доказали, что можем портить жизнь начальству.
Пятьдесят миллионов украинского не могут заставить с собой считаться, а несколько десятков братчиков - могут. Наш друг и брат Сорос влияет на политику многих государств. Перед ним предотвращают. Перед ним предотвращает премьер-министр Украины, вся оппозиция, с ним встречается Президент. Кто такой Сорос? Он - спекулянт! Спекулянт приезжает в Украину и имеет возможность учить наших начальников, нашего Президента, каким образом ему вести политику, как придерживаться прав человека. И тот это выслушивает. Это показывают по телевизору, и это считается нормальное. То есть, это мощная фигура. Но наши ребята и девушки могут пойти и облить Сороса майонезом. И Сорос вынужден реагировать на это. На Сороса вынуждены реагировать начальники, а Сорос вынужден реагировать на НАС! Безусловно, мы не сломаем эту политику. Это не есть сильный удар по транснациональных экономических структурах. Это не является даже удар в сторону украинских властей или оппозиции. Но, по крайней мере, мы уже способны заставить выслушать себя, среагировать на себя, принять к сведению нашу позицию сильнейших людей мира. И для этого нужно две банки майонеза, как выяснилось. И немного мужества.
Мы - другие! Пятьдесят миллионов - недостаточно, чтобы их принимали во внимание, а пятьдесят человек - достаточно.
Уже долгое время мэр Киева не может ввести новые тарифы на транспорт. Как выясняется, еще год назад Минюст уже был согласовал его увеличение на 10 копеек тарифов. Тогда это решение не было введено том, что Омельченко качался и решил не раздражать киевлян лишний раз. Год назад у Минюста не было проблем. Сказал бы Омельченко, что хочет повысить на 10 гривен - утвердили бы ему и это. Минюст не утверждает ему тарифы только потому, что существуем мы - БРАТСТВО. Только потому, что мы активно начали эту компанию и у нас хватило клепки начать ее политически верно. Настолько, что теперь уже всем выгодно бороться с тарифами. Но мы это начали, и у нас есть прямые свидетельства, что если бы не мы, - были бы эти тарифы давно повышены, и Минюст не колеблясь подписал это.
Мы - другие! Три миллиона киевлян - недостаточно для того, чтобы с ними считался целый Омельченко, но тридцать человек - достаточно.
Это означает, что к БРАТСТВА мы должны относиться, как к настоящему органа власти. Как татары относятся к Меджлиса. Как в свою страну. Я живу в стране, которая называется БРАТСТВО, и приглашаю всех переселиться в эту страну. Я принадлежу к народу, который называется БРАТСТВО, и приглашаю всех присоединиться к этому народу. Я принадлежу к конфессии, которая называется БРАТСТВО, и предлагаю всем исповедовать Всевышнего в пределах этой конфессии. И я глубоко убежден в том, что это эффективно. Мы в Киеве является тем, чем является Меджлис в Крыму. И мы конкурируем. И мы должны быстрее стать настоящей, всеми признанной властью в Киеве, чем Меджлис станет такой властью в Крыму. Потому, что мы потеряем Крым, юг Украины, Киев и все остальное, - все то, чего мы еще не имеем. Но на что претендуем.
Я думаю, что у нас скоро возникнет БРАТСТВО в Крыму, и тогда мы посмотрим, кто кому там будет Меджлис.

селиться в эту страну. Я принадлежу к народу, который называется БРАТСТВО, и приглашаю всех присоединиться к этому народу. Я принадлежу к конфессии, которая называется БРАТСТВО, и предлагаю всем исповедовать Всевышнего в пределах этой конфессии. И я глубоко убежден в том, что это эффективно. Мы в Киеве является тем, чем является Меджлис в Крыму. И мы конкурируем. И мы должны быстрее стать настоящей, всеми признанной властью в Киеве, чем Меджлис станет такой властью в Крыму. Потому, что мы потеряем Крым, юг Украины, Киев и все остальное, - все то, чего мы еще не имеем. Но на что претендуем.
Я думаю, что у нас скоро возникнет БРАТСТВО в Крыму, и тогда мы посмотрим, кто кому там будет Меджлис.

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»