Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Долой композицию, позицию давай!

Кажется, Людовик XIV сказал «государство - это я». В 1789 году французские буржуи возразили: государство - это мы. Впоследствии, люмпены и клошары настояли на том, что государство - это мы все. Казалось бы этим последовательность был исчерпан, но они не догадывались, что возникнет Украина, президент которой скажет: государство - это не я, это она. А она говорит: государство - это он. И все депутаты говорят: государство - это кто угодно, только не мы, и мы все говорим: государство - это они.

И вы думаете, что здесь возможна диктатура?

И вы думаете, что здесь целесообразна государство, а скажем, не царство пресвитера Иоанна?

Впрочем, хотелось бы покинуть обычное интернет-кощунство и вместо «mot» поймать «logos».

- Скажи что-нибудь мудрое - просит Юрко. Я начал говорить мудрость, а когда завершил это уже была ошибка, хотя ему показалось, что шутка. И я понял вдруг, что человек не способен сказать мудро, однако способна спеть. Мудрость транслируется через песню. Поэтому эпос поется (читать его обычно невозможно). Мудрость - это то, что ландшафт поет через лирника.

Наука рассекает и извлекает из вскрытия информацию. Искусство сшивает, чтобы получить знания вопреки информации.

Так споем (в поэтическом размере Шекспировской драмы): Когда предметом вожделения было государство, но когда ее объектом стали мы, объектом рассмотрения сделать стоит мечты ...

Через мечты мы делаем самое важное - позиционируемся.

В наиболее знаменитых художественных собраниях Европы рядом висят полотна Рубенса и нашего земляка Малевича. В Европе практически невозможно пробиться даже тем нашим ребятам, которые умеют рисовать. Тем более не прорвался бы Малевич, как бы позиционировал себя, скажем, в колорите, или в рисунке.

Он отказался от композиции, но не от позиции - он стал во главе авангарда и сказал: я отрицаю Рубенса. Поэтому и висит рядом с Рубенсом.

Малевич, несомненно, мечтал быть в одних музеях с Рубенсом, но никогда не собирался учиться рисовать, как Рубенс - именно это украинский должны были рассмотреть в «черном квадрате»: чтобы быть, как Америка, вовсе не обязательно быть похожим на Америку . Лучше на Корею. На Северную. Южные корейцы работают, как японцы. Мы смотрим неплохое южнокорейское кино, пользуемся их электроникой, и некоторые уже не боится ездить на их машинах, но в мире ни одного фаната Южной Кореи. А Северной - есть. В будущих электронных, с плазменным экраном, учебниках истории (изготовленными в Южной Корее) писать только о Северной.

«Ось зла» - говорят американцы на нее и на чудаковатых шиитов. Они самые главные, потому что мир вращается прочь вовсе не вокруг оси добра. Ким Чен Ир не забивал себе голову технологиями - он сказал: социализм, слышали? Ну так мы - эталон социализма, нас не посуэш ни с 38-й параллели, ни из принципа Чучхе! Наша позиция - железобетонный дот и мы оттуда никогда, никуда, ни за что!

Книжники и фарисеи заметят, что южные живут немногим веселее северных. Да, но ведь речь не за то как лучше работать (это противоречило бы духу украинского народа), но как эффективнее мечтать. В этом мы превзойдем всех наших врагов и тут же разобьем их собачьи головы.

Корейцы выбрали два пути, украинский 46 миллионов троп. Это хорошо; никто не в состоянии поставить блокпост на каждую.

В Киеве есть еврейка Рива. Она мечтательница и намечтала себе, что должен заниматься детьми, больными раком, преимущественно теми которые находятся на поздних стадиях. Дети мечтают о сказке и Рива решила, что она будет фея. То есть, она не играет фею, она ею является. У нее нет другой одежды кроме одежды феи и ходит по городу с волшебной палочкой в руках.

Было бы смешно, но она всегда имеет дело со смертью и это чувствуется. И находятся деньги на игрушки и на «дом сказки» (реабилитационный центр) и на множество вещей, необходимых детям. Она принадлежит к практическим мечтателей, которые умеют организовывать пространство исходя из собственных позиций. Она считает, что в основе каждого случая ракового заболевания лежит невроз и имеет редкий дар докопаться до него и преодолеть его через игру.

Интересно то, что хотя есть волонтеры, которые не менее благородные и талантливые, например, в сборе средств для этих детей на трансплантации или пересадки костного мозга за границей, мне легче рассказывать о Риву. У нее четкая, хорошо очерчена, сразу видна и яркая позиция.

Когда подкрадывается отчаяние, уже не Рива держит позицию, позиция удерживает Риву.

Как любит повторять выдающийся исследователь тактики мотопехоты Арестович, есть люди, которые плохо стреляют, но хорошо воюют. Потому успевают занять лучшую позицию.

Чего мы взискуемо? Повышение пенсий или великой исторической судьбы? Тех, кто хочет европейского благосостояния для Украины, можно уважать, но на них не надо считаться. Они все равно ни на что не влияют. Те, кто мечтают о историческое бытие тоже ни на что не влияют, но они опасны. Поэтому только их желания значат.

Мы имеем пример последовательного внедрения пенсионных ценностей - Грузию. Саакашвили настойчиво стремится превратить грузин на немцев. За это большинство населения его искренне ненавидит. Хотя он имеет определенные успехи: мелкое и среднее начальство боится брать взятки (и это на Кавказе!), По всей стране строятся дороги, в городах и селах - фонтаны. Дорожная полиция поможет вам поменять колесо и строго оштрафует за нарушение. Наилучшим образом оснащенная армия боится воевать, потому что грузины надолго пережили множество воинственных народов не благодаря кинжала (с которыми они не воюют, а танец), а благодаря хачапури, саперави и песенном многоголосие.

Грузины - это позиция, а осетины - всего лишь национальность. Поэтому Саакашвили потерпит крах, а Грузия споет и выпьет на могилах всех, кто в ней победил.

Грузия, Рива, Корея, пулеметчик мотопехотного взвода и Казимир Малевич стучат нам в затылок, чтобы доказать, что позиция важнее композицию, нужно стать в авангарде, что если нам не удается строить государство, мы должны ее оспорить. Отрицать свою и не пустить сюда ни одну чужую.

Один Этолийский оратор выступая перед предпоследним македонским царем Филиппом так говорил о Рим: «Черная туча встает с Запада, она предвещает конец свободе ..., - дальше он расшифровал, что именно свобода для греков, то есть дал классическое понятие свободы, - нам нельзя будет воевать и мириться друг с другом когда нам хочется ».

Сейчас речь о фундаментальных стоимости. Если к таким относится свобода то почему мы довольствуемся суррогатом (либерализмом) вместо того чтобы требовать свободы в точно греческом смысле этого слова. Настоящая свобода принесет мира многочисленные неудобства, но стоимости стоят больше чем удобства.

Для obozrevatel.com






- Это позиция, а осетины - всего лишь национальность. Поэтому Саакашвили потерпит крах, а Грузия споет и выпьет на могилах всех, кто в ней победил.

Грузия, Рива, Корея, пулеметчик мотопехотного взвода и Казимир Малевич стучат нам в затылок, чтобы доказать, что позиция важнее композицию, нужно стать в авангарде, что если нам не удается строить государство, мы должны ее оспорить. Отрицать свою и не пустить сюда ни одну чужую.

Один Этолийский оратор выступая перед предпоследним македонским царем Филиппом так говорил о Рим: «Черная туча встает с Запада, она предвещает конец свободе ..., - дальше он расшифровал, что именно свобода для греков, то есть дал классическое понятие свободы, - нам нельзя будет воевать и мириться друг с другом когда нам хочется ».

Сейчас речь о фундаментальных стоимости. Если к таким относится свобода то почему мы довольствуемся суррогатом (либерализмом) вместо того чтобы требовать свободы в точно греческом смысле этого слова. Настоящая свобода принесет мира многочисленные неудобства, но стоимости стоят больше чем удобства.

Для obozrevatel.com






***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»