Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Бонапартисты о правом движении

1. Открывает ли экономический кризис новые возможности для национализма?

Думаю, что да. Но только отчасти. Онтологическое сознание современных активных поколений, постсоветская социальная мифология - сформирована в режиме ощущения экономического и политического кризиса.

Этому способствует сама геомаргинальная психология украинца: ощущение некоей национальной незащищённосты, ожидание всемерной помощи - от более сильных, сытых, хитрых, опытных (и всем тем опасных) соседей. Да к тому же еще - столь свойственная славянскому мышлению склонность бесконечно сравнивать себя с другими, встревоженный нескончаемый поиск позиции на перекрещениях различных систем.

Экономическая ситуация породила прочные доминантный мифологемы «у нас все хуже, чем в Польше, Венгрии и Словакии» и «у нас все хуже, чем в России». Соответственно, способы разрешения любых проблем сводятся к эмоциональным порывам - к одному из соседей: «обратно в Россию» или «вперед в Европу».

В зависимости от личных обстоятельств и от сегодняшнего настроения - мировосприятие украинца привычно покачивается между двумя позициями: «у нас уже настоящий кризис» и «настоящий кризис будет завтра». Этим Украина весьма отличается от России - где довольно долго, не менее шести лет, держалась доминанта «кризис кончился вчера, потому что сегодня и нас сильный правитель».

В результате экономического кризиса скорее всего электорат будет дезактивирован. Особенно в случае резкого ухудшения повседневности - население психологически и даже идеологически сосредоточится на проблемах личного выживания, окончательно потеряет интерес к событиям в парламентских и правительственных сферах. То есть - ожидать приток каких-то возмущённых толп под знамена националистических партий - не следует. Но: кризис весьма расширит дорогу - в сторону пронунциаменто, особенно усилится возможность пронунциаменто невооружённого, парламентского.

Находящиеся в период кризиса у власти лидеры потеряют наиважнейшую - социально-психологическую - сопротивления, поскольку на Украине популярность лидеров определяется не возлагаемымы на них надеждами, не доверием к их талантам, - а почти исключительно - обострённым эстетическим интересом к личности.

Поэтому появятся осязаемые возможности прихода к власти правых (а также левых) - в том случае, если они будут к этому готовы и преисполнены решимости.

2. Возможно ли преодоление вражды между правыми и создание общего фронта?

Полагаю, что - нет. Если говорить не об имитация, а о действенной политической структуре.

Относительно основной стратегической цели - прихода к власти - такой фронт не нужен, и дажебуется, - можно рассматривать просто как одну из тактических задач, причем далеко не всегда такая задача может быть поставлена.

Но прежде всего - такая группа должна быть готова к любым внешним компромиссам, к союзу с любыми силами, к созданию правоцентристских и право-левых блоков - если этого требует достижение цели. И следует учитывать: идеологически однородная правая коалиция может оказаться не только громоздкой и рыхлой - из-за столкновения амбиций вождей; она может превратиться в серьезное препятствие на пути прорыва к власти наиболее действенных правых групп.

3. Какую идеологию исповедуем и какие методы борьбы являются для Вас целесообразными?

Я - прежде всего профессиональный ученый, историк и полевой этнолог. Этими двумя титулами в целом определяются и мои политические убеждения: как историк я - либеральный консерватор и спиритуальный традиционалист, как этнолог - сторонник корректной этнической политики.

Последнее означает, что я не разделяю ни глобализаторскую методологию, ни доктрины, которые обычно сейчас именуются националистическими.

Глобализм (именуемый обычно почему-то демократией) - суть полное пренебрежение к этническим реалиям, фактически отрицание права на социальное существование этносов. Почти все националистические концепции опираются на эмоциональную устремлённость к возвышение одного этноса при помощи подавления всех прочих, и к вознесения на щит идеологических фантомов: «господствующая нация», «раса», «чистота крови», «мононациональное государство», и т. д. , не имеющих отношения к этническим и к национальным реалиям.

По личным склонностями я - сторонник либеральной традиционалистской монархии. Но я принуждён отдавать себе отчет в том, что это, скорее, - мой эстетический порыв.

Наиболее перспективной мне сейчас представляется система, которую можно определить терминоном «бонапартизм». То есть - меритократический принцип построения институтов власти, относительный либерализм в области экономики и в сферах информационной политики; государственная эстетика, апеллирующая к национальным традициям, предпочтительно все же монархический; сильное полицейское государство, (причем термин «полиция» следует понимать буквально), то есть : очень широкие полномочия репрессивных органов по отношению к криминалитета, отмена эгалитаризма в законодательстве, элементы жесткой социальной стратификации и социоинженериы.

Кирилл Игоревич Серебренитский, медиатор Восточного Бонапартистского Комитета

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»