Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Как некозачка не за солью ходила? Или гей, служить всем немедленно!

Начало истории такой - мне семнадцатый проходило, в жизни полная неопределенность, айда работать параллельно с учебой. Сфера? Рынок ценных бумаг. Звучит красиво. В то время деревья были высокими, озера - чистыми, а я не знала, что он, рынок, умер до рождения.

Мы не говорим о первичном фондовый, это хотя бы смешно. На шестом году работы в жирной группе компаний, охватывающая обслуживание всех сегментов этого самого вторичного рынка, я кое-что поняла. Уже наверное. Об этом «законодательство», корпоративные войны, «защита» мелких инвесторов, сдирания денег даже из пенсионеров (или с трансферта относительно наследства, кощунство), или вполне легальные схемы размывания паев, честные общее собрание и выкуп акций, рейдерство черное и белое, черно -белое - в общем, лажа. Кругом лажа и бандитизм.

Окей, что делает юная патриотка, которую все это ... ну, мягко говоря, тревожит, раздражает, напрягает, злит? Правильно, эта девочка решает все изменить, убрать гниль, спасти вселенную, супер-герл такая себе.

И идет служить государственную систему. Изнутри. Государство нужно спасать, гей-го, пока человек полностью не зачморилы.

Максималист делает все по-максимуму, ясно. Иду к наиболее центрального контролирующего органа. Сразу. Работать. Все знакомые крутили характерно пальцем в опасной близости к голове. Исключений не было. Но мне все равно.

Прохожу весь конкурсный отбор на замещение вакантной должности заместителя начальника управления «Зет», скажем (ничего сложного, как компьютерная игрушка-квест, пока длится несколько месяцев лишь). Затем проверка служб. Еще два месяца. Чистая! Замечена не была! НЕ привлекалась! (Мысленно спасибо ребятам из безумной юности за непопадание куда не следует).

Последняя беседа. С самым главным.

Поговорили так-сяк, хорошо все.

Здесь возьми я - и напоследок разговор заведи. Прошло полгода почти, дура.

- Слушайте, господин, - говорю - Зарплата какая у вас?

- Пани! - Говорит он величественно, - и какие деньги? Это же большая честь - работать в нашем главном главном органе! Служить государству!

- Да мы, понимаете, не в Советском Союзе, похоже, вы мне нужны не более, чем я вам, а?

И тут он оседает, теплеет и доверчивым голосом говорит:

- Ты что, прикидаешься? Действительно глупая? Какая разница, что за деньги платит тебе государство? Включи мозги: мы - контрольно-ревизионное управление. Ты толков, втягнешся быстро, у тебя потенциал. Несколько проверок - и год можешь не работать совсем. Поняла?

И тут я поняла. И у меня достало мимических морщин для улыбки.

- Нет, спасибо.

И вышла. Конечно, он охуел.

Но я больше.

Тогда в мусорный бак вместе с окурком и пустой чекушку коньяка впервые полетел классический подЖак. Красивой траектории. Тогда чуть не впервые слезы были от ужасающей, невероятной ярости и обиды на весь мир.

Нужна? Успокоилась? Нет. Эта чертова ситуация требовала проверки.

Другой орган. Не менее значимый. По времени все намного проще - в один день тесты и выступление перед аудиторией на заданную тему. Это, с трибуной, они зря. Я была горящей Искрой - комсомолкой и, пожалуй, красавицей - не уточняла. По результатам всего этого, недолго совещаясь, комитет провозгласил вывод - с американской улыбкой гуимплена:

- Приветствую, Анна, это было лучшее выступление за все существование нашего главного органа ..! Мы в восторге!

Пауза.

И уже почти шепотом:

- Но вы понимаете, нам звонили .. ЕММ .. г-н Б, у него троюродная племянница .. мы вынуждены отдать место ей .. Вы должны понимать .. Если бы наша воля ..

Хорошо.

Пусть.

Слез уже не было.

Была третья попытка, последняя. Три попытки - закон, это даже Небо знает.

Я пришла в третий самый главный орган и сказала - окей, чуваки, вот моя света башня, вот бумажки, свидетельствующие, что я не насекомое, хотите - берите да, нет - до свидания.

Они взяли. Должность доооовга и красивая - до сих пор является основным украшением трудовой книжки. Дала присягу. У меня есть ранг, клятва служить Отечеству, категория, все как надо.

И тогда я это увидела. Полностью. Из нутра. Как есть.

Ты не берешь взятки - возьмут другие. Ты будешь кричать, пытаясь понять, сломать - а самые человечные максимум возведут очи долу и скажут тихо: «Это система, Ань».

Я работала почти год. Хорошо работала, как проклятая, не брала деньги и не велась на угрозы.

Но когда под Новый Год остатки средств списывают на неизвестные счета ...

Когда солдаты не имеют понятия, чем «их» кормят, а продукты известно где ...

Когда предприятие выиграет государственный тендер на застройки и строит ... но загородный дом шефу ...

Я пошла. Разочарование все еще болит.

Система, этот механизм - живет чудовище, которое гниет, но способно хватать все, что называется «халявой».

Но это и хорошо. Теперь у меня нет принципов. Когда я сталкиваюсь с этим монстром, я спокойно приводя множество аргументов в заседаниях.

Нет - так же спокойно выписываю чек на наличные следующем и последующем служащему или отсылаю ребят закинуть им в горло очередной Самохвал шоколада, игристого, икры, колбасы, кофе ...

Я не изменила ничего. Отошла. Слишком слабая.

Да еще немного верю, что можно.


***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»