Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Третий Путь - Божественный

Все религиозные традиции мира делятся на три группы. Первая - манифестационистськи, которые обозначаются как "языческие". Мир и человек в таких традициях является продолжением, проявлением, т.е. манифестацией "божественного субъекту", поэтому между ними нет непреодолимой границы, к божественному субъекта можно прикоснуться, с ним можно напрямую поговорить, выпить и подраться, его можно узнать (отсюда "тео-гнозис") и изнасиловать, он представляет собой спиввластивий мировые имманентный принцип, причем принцип, который умножается на различные имманентные пидпринципы, отсюда присущ манифестационизму политеизм (многобожие).

Второй вариант - креационистских традиции (от creatio - "творение"), выросших из единого авраамических корня. К ним относятся Иудаизм, Ислам и в определенной степени Христианство. Бог творит мир "из ничего" (ex nihilo), между Богом-Творцом (бесконечно совершенным) и тварного мира (бесконечно несовершенным) существует непреодолимая граница, тому Бог, как абсолютно совершенный - трансцендентный принцип, который есть над миром, единственный, познать Его невозможно, в него можно только верить, и общение с ним возможно только через молитву - попытку "докричаться" до Бога. Сами иудеи и мусульмане не всегда способны выдержать такую "богозалишену" картину мира, и уже в Торе и Коране существует множество элементов "манифестации божественного", которые легли в основу манифестационистських ересей от Иудаизма (каббалы, хасидизма) и Ислама (суфизма, исмаилизма). Креационизм - это сущность авраамизму, после манифестационистських затушовувань он не всегда лежит на поверхности, в Иудаизме его радикально отстаивает талмудические синагога, а в исламе - ваххабизм (движение "Талибан").

Третий вариант - собственно, Христианство, которое наследует общую креационистских парадигму авраамизму, но Единый Бог-Творец иудеев здесь проявляется в трех ипостасях, среди которых Бог Святой Дух, который "веет, где хочет", и Бог-Сын (Иисус Христос), что одновременно вполне человеком. Поэтому Христианство стоит по другую сторону от креационистских-трансценденталистськои парадигмы авраамизму и манифестационистсько-имманентистськои парадигмы язычества, это "Третий Метафизический Путь". Причем, следует отметить, что Святой Дух (ассоциированный в гностиков с Душой Мира) происходит "только от Отца", принципа чистой активности.

Основатель христианского богословия, ученик апостола Павла Дионисий Ареопагит изложил базовую систему определения Бога, как трансцендентный принцип - Бог невизначний и неограниченный, поэтому первый путь его определения - это определение через отрицание (апофатика), т.е. "Бог - это не то, и не то ", вплоть до того, что Бог существует и не-существует", но как имманентный принцип (явлений во Христе и Святов Духе) Бог все-таки определен, но только через приставку "над", добавленную к неотъемлемых атрибутов ( "предикатов") его совершенства - Бог это Сверх-Благо, Сверх-Жизнь, Сверх-Мудрость и т.д. , это путь позитивного, утвердительного определения (катофатика).

Если основываться на исследованиях Традиции Германа Вирта, то можно утверждать, что именно Христианство и было той самой, единственно подлинной в истории человечества Консервативной Революцией, которая возобновила исконное, подлинное представление о божественный субъект и его отношениях с миром и человеком. От иудаизма и язычества осталось ошибочное понимание Бога как "главного", который неизвестно зачем сделал нас и вечно чего-то требует и наказывает за проступки.

Последнее представление перешло к западному христианству, которое отошло от ортодоксии христианского "третьего пути", поэтому именно на Западе возникло такое абсурдное явление, как сатанизм (который никогда не возникал на православном грунте). Католики заявили, что Святой Дух исходит не только от Отца, "но и от Сына" (мол, иначе какой же он Бог?) - Чем исказили христианскую Троицу сторону иерархичности, субординатизму - Святой Дух оказался таким, который не равен Христу, а подчиненный ему - это проявление язычества, превращения Единой Троицы в пантеон богов. Поэтому в отличие от солнечно-светлой православной теологии, западная схоластика (Фома Аквинский) выстраивали громоздкие умственные системы, где Бог превратился в думкоформу, а уже секуляризованная философия в Новое Время (Декарт, Кант) говорила о Боге как о вынужденном моральный принцип, как о определенную допустимую гипотезу.

На самом деле необходимо понять, что Бог - это прежде всего и только - абсолютное совершенство (абсолютная всемогущество, абсолютная вседоброта), Он создал совершенный мир и совершенную человека. Одним из принципиальных атрибутов этого совершенства, ее полноценным синонимом, есть Воля (которой лишены иудеи и язычники. Поэтому отступление от совершенства, сделанный человеком - это акт его личной совершенства, ее личной свободы, но это была воля стать несовершенным, несвободным. Бог хочет, чтобы мир и человек стали такими изначально совершенными и свободными, которыми Он их создал. Но и это - не последнее желание Бога.

Ареопагит пишет о том, что есть одна вещь, которой Бог не может - "Бог не может не мочь", ведь Бог - это самый принцип могущества, принцип метафизической потенции. Бог не может быть не-совершенным и Бог хочет, чтобы мир и человек стали такими же над-совершенными и сверх-свободными которые Он сам - по формуле Иеренея Лионского и Афанасия Александрийского "Бог стал человеком (Христом), чтобы человек стал Богом" - это и есть основное содержание, сущность Ортодоксального Христианства (Православия) с его практикой "обожение", которой не знают другие религии мира. Это и есть основной, последний метафизический смысл любой инициации и Православной Революции.

Когда инфицированный западной сознанием герой Достоевского говорит, что "если Бога нет, то все возможно", он демонстрирует принципиальное непонимание той сущности божественного, которая изложена выше, и как раз свидетельствует об обратном, что "когда Бог есть, то все возможно!"

мира. Это и есть основной, последний метафизический смысл любой инициации и Православной Революции.

Когда инфицированный западной сознанием герой Достоевского говорит, что "если Бога нет, то все возможно", он демонстрирует принципиальное непонимание той сущности божественного, которая изложена выше, и как раз свидетельствует об обратном, что "когда Бог есть, то все возможно!"

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»