Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Слушаю слова, а слышу шелест купюр

Когда-то на банкнотах писали, что государство обязуется обменивать их на золото.

Сейчас на них рисуют забытых деятелей, вымерших зверей, старые постройки и растения, занесенные в Красную книгу. Банкноты должны вызывать ассоциации, которые должны состоять в метафоры, а те должны ложиться в основу жизненной программы. Обесцененные бумажки подтверждены ценными бумагами, которые в свою очередь подтверждены кредитным обязательствам, которые в свою очередь опираются на расписки, например, по ипотеке, которые побуждают к фьючерсных контрактов, под которые выпускаются акции с волнистой курсу, то есть имеют переменную стоимость в обесцененных бумажках, которые держатся на системе международных соглашений (например, относительно нефтяных транзакций) которые написаны и подписаны на бумаге, людьми уполномоченными напечатанными на бумаге конституциями и избирательными бюллетенями, оплаченными обесцененным бумажками, а самое удивительное, что все это работает! Деньги обесцениваются, а качество жизни прирастает бешеными темпами.

Мы, простовато люди, наивно любим деньги, и верим в магию бледных гравюр и водяных знаков. Некоторые специалисты, как им кажется, могут указать на то, чем обеспечении банкноты, но мы не понимаем, не видим и не знаем этого. И тем не менее готовы отдать за них жизнь.

Никогда прежде слово не значило так много и не значило так мало. Слова подтверждаются, оправдываются, заменяются лишь словами. Политические обещания, как банкноты, (а банкноты иное, чем своеобразные обещания) никогда не бывают выполнены, но оправдываются следующими обещаниями. «Бандитам тюрьмы» - не вышло, ну тогда «справедливость есть!» - Нет? Тогда «украинский прорыв» - не прорвет? Тогда и бухгалтерам бандитов тоже тюрьмы! - Лозунг будущей президентской кампании.

Постоянно раздаются страшные обвинения, от которых никому не страшно. Ибо слов так много, что значат только количественные характеристики, а их значение - не значит, потому что не успевает восприниматься. Поток бумаг порождает богатство, шум порождает власть и общественную иерархию.

Сначала слово создало мир. Впоследствии словом заклинали стихии. Далее слово называло вещь. Затем слово означало противоположное. (Скажем Одиссея начинается так: «Муза, скажи мне о том многоопытном муже ...») Скажите сейчас о некоторых «Многоопытный муж» - подумают не моряк и воин, а человек с богатым сексуальным опытом. Муза в постромантичному контексте - лярва. Впрочем, так воспринимают дедушки. Поколение СМС не знает ни Анабазиса Ксенофонта, ни анабазиса Швейка, поэтому воспримет эту фразу просто как лейбл принадлежности того кто цитирует - «чужой»)

Сейчас слова равнозначные партии бас гитары. Впрочем без слов тема в ефемци еще возможна, а без ударника - нет. Песня «Yellow submarine» - не про желтую субмарину. Она неро любовь. Она о «Yesterday». Туда можно было бы вставить любые другие слова, подходящие по размеру, оно не стало бы хуже. Она не означает. Она весит и стоит. В FM потоке.

Слава Богу, слова потеряли смысл. Иначе, нам пришлось бы за них отвечать. Когда инквизиция уничтожала за еретические высказывания, ибо утверждение автоматически означали войну. Если я отрицаю Святое Причастие, я обязательно буду разрушать церкви и вешать попов. И так и делали. Лжепророк Мухаммад сказал «ла иллаху Илла лаху, ва Мухаммад Расул лаху» и упали империи. Некогда читать было опасно. Прочитать означало взять на себя обязательства. Прочитал «феноменологию духа» - начинай насильственное свержение строя. Или до конца жизни страдай совестью. Пролистайте сейчас для примера того Гегеля. Не возникнет вдохновения даже ларек бомбануть. Скучно. Многа букф.

Сейчас даже Сталин не стрелял бы за слова. Подозрительный тот, кто молчит. Губерман пишет, что его бабушка говорила ему: Гаричек, каждое твое слово лишнее. Я полностью осознаю, что каждое мое слово бессмысленно. Я обращаюсь, не к Вам, мои дорогие читающих меня лишь по рудиментарной привычке читать длинные тексты и безусловно осознавать бессмысленность всего написанного, а к мертвецов, которые умели ценить дискурс - до Торквемады, Сталина, Победоносцева. Наши с вами статьи - это спиритические сеансы - мошенничество.

Еще раз: одного Слова хватило для сотворения мира. Миллионов слов мало для избрания премьера. Не содержание слова, лозунги, программы, а пульсация шума порождает новые политические и социальные сущности. Деньги теряют даже физическую сущность бумаги - они все более безналичные - электроны, прыгающих в микропроцессорах - чистая мистика, моча сатаны.

Богатство - это не килограммы, это не то что есть, это то что прирастает, вернее темп того, что прирастает, это функция в математическом смысле, это языческий церемониал в смысле теологическом.

То, что слова потеряли смысл, а деньги уже не экономика а мистика, не означает, что нужно молчать и прекратить считать. Наоборот, просто надо не говорить, а петь и завести наконец кредитную карточку и носить ее там, где раньше лежал партбилет.

Для www.obozrevatel.com

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»