Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Новый Иерусалим

Нет на земле города более приспособленного к поэзии и менее пригодного для политики, чем Киев.

Город - парк. Томность разлита в воздухе. Впереди вечность ... Здесь возможны девушки и мороженое, только не политика. Поэтически-философский дух города определяет его историю. Захватив Киев в 1240 году, татары расслабились и вскоре прекратили свои завоевания.

Уже с двенадцатого века князья выносят свои замки из Киева в Вышгород, в Китаево. Деятельное и агрессивное казачество устраивало свои столицы то в Чигирине, то в Батурине - где угодно, только не в Киеве. Сюда они приезжали молиться.

Чтобы не говорили в Казани, Россия-это в первую очередь Москва. А Украина, чтобы не пекли на Печерске, в первую очередь Днепр. Россия формировалась москвичами, вокруг Москвы. Украина оседала на берегах Днепра. Хотя лучшие из нас все время старались бежать за Дунай. Все становится понятным, как только осознаешь, что Россия это-город, а Украина это - река. Киев-лишь один из пристаней на берегу. Хотя, безусловно, в нашей истории он значил не менее Черкассы.

Однако на самом деле Киев вне политической историей и физической географией. Часто цитируют: "Киев-мать городам русским". И значимым является это насилие летописца над грамматикой. Он не об истории говорил. О подсознание. И переводить с церковнославянского это нужно в Юнгианському смысле: аниме городам русским. Еще повторяют, что Киев - второй Иерусалим. Второй том Иерусалима, из которого ушел в Рим Петр (Симон) или небесному Иерусалиму которого по воле Рима стремился получить Петр Пустынник? Второй небесном и земном-подземный, подсознательный, пещерный.

Киев определили: Андрей Первозванный своим пророчеством и Андрей Боголюбский своим поджогом. Сакральная величие и политическая низость. Поэтому в Киеве не сохраняются крепости, в отличие от церквей. Древнейшие топонимы-горы и пещеры (будто и не о городе идет речь).

Киев любят за провинциальный шарм. За тишину и мечтательность. Каким-то чудом сохранился Мариинский дворец. Дача импеатрици-матери. В девятнадцатом и двадцатом веке Киев уже не причал, а дача. В семнадцатом году здесь наконец предстал революционное правительство. (Который так и не смог никого гильйотинуваты) и сразу бежал в Виннице. Было бы Скоропадскому творить гетманат ниже по Днепру, может бы и удержался. Через девяносто лет украинская снова собрались до революции, и стали делать ее почему-то опять в Киеве - вышел фестиваль. "Нас много" - поют на майдане "и имя нам - легион" - отдавались им с Лысой горы.

Когда большевики еще воспринимали свою революцию всерьез, они устроили столицу советской Украины в Харькове, потому что Киев несовместим с революцией. Ни с социалистической, ни с национальной. Поэтому столица Рейхскомиссариата была в Ривному.

Интересно прилететь в Киев из Москвы (как из Содома в Гоморру. Московский аэропорт (их там пять) переполнен ризноликимы толпами, суетой и суицидом, тонкий истерический привкус в воздухе. И вот вы приземляетесь в Борисполе. Столичный аэропорт. Поют птички, запах трав, тишина и покой, как на сельском кладбище. Сейчас его хотят достроить, увеличить поток самолетов. Это опасно. Мечтательные диспетчеры грезят потусторонним.

Киев не вынырнул из своей сонной трансценденции и тогда, когда в институте благородных девочек расстреливали одного за другим 120 тысяч человек. И тогда когда миллионы гибли на Лютежском и букринском плацдармах. И люди в синих петлицах, и сожжены дома, и взорваны заводы не интересовали духов здешних оврагов и пещер.

Зайдем в Верховную Раду - главного центра политических интриг и скандалов. Где взоприли журналисты? Где депутаты, дерутся, где суета царедворцев, где жизнь? В коридорах тишина, можно сесть и хорошо выспаться, никто не побеспокоит.

И вот все забегают, закричать, напрягутся, вспотеет в водовороте борьбы ... и все останется как было, при литовцам, при поляках, при солдатах, при советах, при немцах, при оранжевых, в Киеве все как было.

Киевляне - это крестьяне. В лучшем случае, дачники. Мой друг и брат Балашов каким образом выиграл выборы в Днепропетровске (городе мещан), а затем решил на тех же понтах баллотироваться в Киеве. Пролетел со свистом. Здесь городские примочки не Канамэ. Предыдущий мэр был деревенщиной. В администрации десять лет стоял стойкий запах чеснока. Мэр нравился киевлянам. Он мог искажать Печерск и Ярославов Вал как хотел, однако взлетел сразу как замахнулся на Лысую гору. Мы не знали этого. Генеральный план развития города был самым секретным документом страны, однако прабабка-видьмачка застонала в душе каждого киевского провинциала.

Киев - новый Иерусалим. Здесь хорошо молиться, управлять отсюда невозможно.

Если мы хотим великого будущего для Украины, мы должны позаботиться, чтобы административный, политический, экономический центр государства был там, где невозможно отдыхать, невозможно заниматься ничем другим, кроме политики. Например, в Кривом Роге. Это сегодня он кривой, но когда мои сиротки возьмут его внезапной сабельной атакой, он превратится в "рог изобилия". Главное - ничего не переносить из Киева. Пусть останутся там Президент и Верховная Рада. Пусть останется там правительство. Пусть продолжают заниматься самокопания, поиском смысла, оптимизацией кармы, чем угодно, только не управлением государством, пока не зостаряться и не умрут.

А руководить, навязывать и бороться будут новые люди, с новой столицы, где не будет места для саморефлексии, а лишь для наполеоновских замыслов и грандиозных авантюр.

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»