Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Выборы: слово вождя

Политика - это такая подлая штука, в которой что бы ни происходило - революция, контрреволюция, анархия, монархия - все равно в конце будут выборы. И важно не то, кто ты до, а то, кем ты будешь после. Мы можем забывать об этом, когда смотрим на всех этих ребят в телевизоре, но ребята помнят о выборах всегда. Вы думаете, они за президента? Нет, они за 15% наших голосов. Вы думаете, они за правду? А они за административный ресурс. Выборы продолжаются ...

... Когда Нью-Йорк захиреют, на Бродвей вернутся индейцы, а Киев станет Мировым городом, тогда на Крещатике наши потомки построят грандиозный музей "Лохознавства". В отделе "орудий лохування" будет немало замечательных экспонатов: современная живопись, карамелька "чупа-чупс", коммунизм, экуменизм, телевизор, но на почетном месте там будет стоять избирательная демократия.

В трастовой пирамиде можно не пострадать, если не вкладывать туда деньги. Зато на выборах тебя обманут, даже если ты не пойдешь голосовать. Даже организаторы и активные участники процесса, выигрывая свою маленькую игру, проигрывают по крупному. Они выигрывают, становясь членами парламента, а проигрывают как "члены" цивилизации. Если воспользоваться культурологическим штампом, можно сказать, что выбрав "Pepsi", мы почти исключили из рациона чистую колодезные воду.

В древние сказочные времена избиратели выбирали между идеологиями. Маркс провоцировал революцию. Штирнера побуждал к террору. Фрейд поразил всех вниз живота. Маркузе был актуальным. О Сартра спорили. Сейчас их всех забыли. В семидесятые интерес к идеологий умерла на Западе. В 1991 году - в Украине. В 1993 году - в России.

Пальцами, ослабевают, маоизм и ислам цепляются за сознание жителей кокаиновых и конопляных земель. Но и они вмирають.И только химия будет вечно. Имена Мао и Муссолини вызывают одинаковые чувства в сердце молодого человека межичасу. Все равно симпатичные и одинаково неинтересны.

Названия партий означали названия идеологий так давно, что это уже стало неправдой. Сегодня партии - это "бренд неймы". Марки разные, но за ними - одинаковый товар. "Кока-кола" может жестоко конкурировать с "пепси-колой", но чем они отличаются? Медведчук хороший человек, но при чем здесь соцал-демократия? КПУ - массовая партия, но где в ней коммунизм? Никакой революционной попытки, ни бунта, ни забастовке за десять лет. И это коммунисты? На Западе - то же. Британцы знают, что нет разницы между вигами и Торе. Американцы не знают разницы между республиканцами и демократами.Функция изменения партий у власти - обеспечивать стабильность общественной системы.

Но зачем стабильность украинского? Зачем нам стабилизировать неудачи? Мы все присутствуем при успешной раскрутке нового "бренд-нэйм": Ющенко - будущий призидент. Он теперь у нас не только реформатор. Он еще и гонимый за справедлывесть, любимец народа. Почему бы и нет? Сигареты "Мальборо" устойчиво ассоциируются у нас с ковбоем на Диком Западе, хотя всем известно, что настоящие ковбои скорее не курят табак, а жуют его.

Историей движет борьба между личностями, группами, творческими объединениями, научными школами, корпорациями, конфессиями и т.д. В этой борьбе рождается великое. Однако представьте, что корифеев науки или мистецтвавизначалы бы через выборы. Ньютон никогда не был бы обранийвеликим ученым, поскольку был нелюдимая асоциалом. Правда, он вынужден был появляться на заседание палаты лордов. За тридцать лет он смог лишь на одно выступление: "Простите, нельзя ли закрыть окно, - дует?"

Сальери имел бы все преимущества на выборах пере Моцартом (пьянчужкой и дебошира. Если бы в музыке царила демократия, ее бы никто не слушал. Как вам музыка без Моцарта, Бетховена, Паганини, Вагнера? Их бы не выбрала музыкальная общественность.

Вы спрашиваете, где современные Бисмарки, Бонапарты, Богданы, Бухарин, Балдуин, Бенкендорф? А их не выбирают! Режим уходящего собой жалкое по той причине, что был демократически избранным. Он не смог на сильные внешнеполитические шаги или хотя бы на внутриполитические репрессии. Он лишен даже инстинкта самосохранения. Он обреченно наблюдает, как его пожирают его дети - все эти Ющенко, Зинченко, Порошенко, Червоненко ... Бунт лакеев. Короче, если Ющенко плюнет на процедуры, правила, избирательные процессы и возьмет штурмом президентскую администрацию, мы скажем: "Молодец!", Хотя и будем бороться с ним и его американскими инструкторами. Если Янукович или Кучма плюнуть на правила игры, которые нам навязывает бюрократический интернационал, и установят диктатуру, мы уйдем в подполье, но скажем: "Молодцы!" Ибо из подполья мы когда выйдем большими. А в условиях избирательной демократии мы всегда будем оставаться маргиналами.

Современные Бонапарты пидряджаються наемниками в редких региональных конфликтах, Бисмарки сидят в карцерах, потому что администрации тюрем стремятся изолировать авторитетов, Богданы судятся с жэками, Бухарин строчат заметки к малотиражных газетьонок, Балдуин пидпарацьовують грузчиками в гастрономах, а Бенкендорф спиваются.
***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»