Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Бомжацький гламур

Дневник палаточного городка

Позвонили из штаба. Сказали, что акция стремно и скорее вьязалово будет сплошная. «Класс», - подумала я. Чувство опасности щекочет нервы и останавливаются, затаив дыхание. Страх - прекрасная проверка. Смогу ли я в эту острую трудную минуту проявить стойкость, не пустить нюни, не испугаться, не растеряться, не бросить друга ...

Всегда мечтала умереть на баррикадах. Как настоящий герой. Вот горят дома и машины. Вокруг руины, реки бензина и крови. Разъяренные молодые люди бегают с ружьями и истошно кричат. И посреди всего этого лежу я. На разбитом асфальте. Красивая и мертва.

Дурака какая! На самом деле все гораздо прозаичнее. Не хватает острых ощущений и молодая, горячая энергия бьет через край. Да и какой из меня революционер, когда ни одного дня в жизни не была политзаключенным? Хотя, последнее еще можно наверстать.

***

День первый

Настроение боевое и задорный. Кажется, самостоятельно могу взять штурмом Верховную Раду. Рядом - веселые и улыбающиеся брать. Съехались со всех областей.

Переходим к месту операции. Разворачиваем флаги и ... начинается. Блокируем въезд на строительство. (Какой-то барыг без разрешения решил поставить огромную махину на тихой и уютной улице в центре Киева). В один голос скандирует лозунги, прориваемось сквозь ворота. Закрываем их. Сводим баррикаду изнутри. А над всем строительством, на кране, уже развевается братский стяг ... Охрана в шоке. Рабочим сквозь пропить глаза кажется, что началась «белочка».

За 10 минут прилетает «Беркут» (в народе называемый «космонавтами» за смешные шлемы). Быстро оставляем территорию строительства. Некоторые перепрыгивает через забор. Нас окружают и прижимают к забору. Вспоминаю, что забыла дома документы. Бля!

Подъезжает автозак. Подлецы начинают братьев по одному совать внутрь. Кого тянут за волосы, кому заламывают руки. Парни-девушки - пофиг! Каждый понимает, что через мгновение будет там же. Крепко зчипляемось руками.

Наступает моя очередь. Место в автозаке уже закончилось. Двое мусоров хватают меня за плечи и силой тянут в ментовские джипа. Приехали с комфортом в Голосеевский РОВД. Меня вместе с другими сестрами привезли к следователю.

- Ну что, революционерки, что вы там делали?

- Падаем «на мороз»: «Ничего не знаем, ничего не видели». Каждая рассказывает свою дурацкую историю. Шла мимо, видит - что-то происходит, подошла посмотреть, и здесь ее ни загребли менты. Слидакы этот день офигела - полный райотдел братчиков (около 60 штук), и все шли мимо. К тому же, все одеты бомжевать, чтобы не испачкаться во время акции.

Потом повели вниз>

Составили график ночного дежурства - по 2 часа. Ночью дико холодно. Неизвестно откуда появилась военная шинель, которую я сразу приватизировала, и сидела в ней на стульчике, дрожа и чиха.

Пару ментов поставили метрах в двадцати - охранять нас. Вот чего, спрашивается? Менты развлекались тем, что тормозили прохожих и сбивали с них бабло за травку в карманах. Изверги! Но мы-то можем зайти в палатку погреться, а они - нет. Кто-то заявил:

- Если подойдут и попросятся погреться возле буржуйки - не пустим. Ведь нас они вчера не оставили у себя в РОВД греться.

***

День третий

Воскресенье. Естественно, должна быть Литургия, только где? Мы народ простой - служба проходила прямо на улице. Батюшка, размахивая кадилом, щеголял в подрясника и черной террористической маске на голове. Пассажиры маршруток и автобусов высовывались из окон, когда видели такую картину: толпа грязных заспанных людей молится прямо на улице, а священник больше похож на чеченского боевика. Менты со страху даже перешли на другую сторону улицы. Они нервно поглядывал на нас, наверно, думая: «Совсем уже рёхнулись эти братчики»

Меня назначили завхозом, и я гордо управляла кучей брёвен, гвоздей и прочего хлама. День прошел замечательно - все время бегала с криками: «Какой нехороший человек взял топор? Где еще один молоток! »И т.д.

Братья за полчаса разрисовали всю округу лабарум и лозунгами типа «Не работай» или «Рабочим зарплату, начальству лопату».

Одну из палаток поставили возле ворот, чтоб не могли завозить материал. К обеду рабочим вообще делать стало нечего, и они стали на нас материться. В ответ их приглашали присоединиться к нашей акции, но те отказывались. Что за народ? Почему всем так нравится вкалывать на какого-то богатого дядю? Для нас это загадка.

Когда настал вечер, брат Ураган нагло забрал у меня шинель. К ночи он окончательно свихнулся. Натянул на голову черный капюшон, взял топор и пошел бродить по проезжей части. Многие машины, видя такое чудовище посреди дороги, с визгом разворачивались и уезжали обратно.

***

Часть 2>

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»