Негосударственная партия Свобода
 Присоединяйтесь! Вместе мы наведем в стране порядок

Рекомендуем:

Комментарии:

Эволюция взаимоотношений христианской Церкви и государства

Доклад на конференции «Политические задания Церкви в Украине: от христианского подполья сегодня - к христианской власти завтра» 24 февраля 2007г.

1. Провиденциальный смысл Империи.

Рассуждая о взаимоотношении Церкви и государстве нужно всегда иметь в виду форму государственности, в которой суждено было пребывать Церкви. Церковь родилась во время раннего расцвета Римской Империи. Однако сама Римская Империя выросла на дрожжах Империи Александра Великого и именно это, правда недолгое, государственное образование и повлияло провиденциально на бытие Церкви в мире. Прежде всего это касается тот связующий эллинистической среды, которая стала взращиваться после завоеваний Александра Великого. «Не победивших политически, эллинизма победил культурно. Греческая культура становилась постепенно общей и объединяющей культурой всего средиземноморского бассейна и даже шире - от Армении до Испании, от Сахары до Дуная и Рейна »[1, с.42-43]. Именно греческая культура явилась тем слоем, в котором распространилась в значительной мере проповедь.

Римское завоевание не прерывает эллинизациы, а напротив, продолжает и укрепляет ее и во время Римской Империи. Эллинизма достигает своего апогея. Воцаряется римский порядок и римское право. Такой римский универсализма положительно повлиял на бытие, проповедь и распространение христианства. Церковь довольно быстро стала расти находя приверженцев спасительного учения во всех регионах Империи, куда было довольно легко добраться благодаря удивительной сети дорог и средиземноморским морским связям.

Однако наряду с политическим расцветом Римскую Империю в конце концов постигает духовный кризис и упадок. Одновременно с политическим и гражданским единством в Империи процветают самые разнообразные и синкретические культы: Митры, Атис, Кибелы, Диониса, Изиды и др. И вот на такой духовно разношерстный мир культов и мистерий налагается совершенно новое духовное образование - Церковь. Церковь и Империю связывает одно общее свойство - единство. Но в отличие от светского единства, единство Церкви - духовное. Оно находится по ту сторону государственных границ и всевозможных барьеров. Единство Империи было прекрасной почвой для распространения христианства. Именно сам принцип имперскосты был провиденциален для христианства. Но здесь возникли и первые трудности во взаимоотношениях Церкви и государства.

2. Эпоха гонений.

Единственную настоящую причину гонений нужно искать в самой сущности римской государственности. «Рим имел своих богов, свою национально-политическую религию. Она не была ни системой верований, ни системой морали. ВеАлас, видела, хотела видеть в нем царство, служащему Христу. Их же противники уже почти не чувствовали эту надвигавшуюся метаморфозу христианской теократиы в абсолютизм »[1, с.378]. В Москву все очевиднее проникает атмосфера западного абсолютизма. Разрыв Никона с царем повторяет западный спор о соотношении царства и священства. Именно раскол делает неизбежным торжество абсолютизма при Петре I.

Реформы Петра были резким перерывом «теократической» традиции, сознательным и всесторонним переходом на западную установку сознания. Это воцарения на Руси западного абсолютизма. До Петра Церковь, тем не менее, была отличной от государства, не от него «зависела» в самом своем бытии, устройстве жизни. «Как бы далеко не заходили нарушения« симфонии », они всегда оставались именно нарушениями, рано или поздно признававшимися как таковые: в прославление, например, их жертв самим государством. А это было так, потому, что государство признавали над собой высший закон: христианскую истину, хранительницей которой была Церковь.

Западный абсолютизм, родившийся в борьбе против Церкви, как раз отрицает за ней всякое право быть «совестью» государства, сжимает ее в тесные рамки «обслуживания духовных нужд», причем сам же определяет и эти нужды и как их обслуживать »[1, с. 379]. Такое полицейское государство оборачивается против Церкви. Оно берет на себя ее задачи, и если вручает их какому-либо дело, то уже в порядке и по титулу государственной делегации.

Через учреждение Синода Церковь становится одним из государственных департаментов. Вся психология отношений тогдашней Церкви и государства лучше всего выражена в «Духовно Регламенте» Феофана Прокоповича. Он перенес в Россию протестантские принципы, по которым Церковь, видимая или земная, мыслится религиозной «проекцией» самого государства. Этой коренной лжи русская власть не осознала и не отвергла до самой революции 1917 года. Хотя А. Шмеман и пишет, что Русская Церковь по существу, по совести, не приняла петровской реформы и понимала императора по византийский, как помазанника, но все же Русская Церковь помазывала теперь западный абсолютизм [1, с.381]. Кроме того она отказалась от патриаршества и терпела светское лицо (оберпрокурора) как законодателя над собой, не говоря уже о канонических нарушениях в поставленный архиереев. А. Шмеман замечает, что теократическая идеология Церкви мешает ей просто ощутить свой плен в чуждо ей мире, осознать всю ложь своего подчинения не православной по всем своим корням Империи [1, с.381].

Это положение сказалось и на богословии. Оно все насквозь было проникнуто западничества и латинства: «схоластическое пленение» - так сказал Флоровский в «путях русского богословия». И только с конца XVIII века начало возрождаться, по настоящему, монашество и умное делание.

Литература

1. Прот. А. Шмеман Исторический путь православия ». М., 1993;

2. Прот. Г. Флоровский «Пути русского богословия». Вильнюс, 1991;

, По настоящему, монашество и умное делание.

Литература

1. Прот. А. Шмеман Исторический путь православия ». М., 1993;

2. Прот. Г. Флоровский «Пути русского богословия». Вильнюс, 1991;

***

Читайте также:


Добавить комментарий:

Имя:
Сайт:
Почта:
Комментарий:
   © Негосударственная партия «Свобода»